Кому помогает Антирабство: 5 отзывов и комментарий Алены Владимирской

Выпускники онлайн-курсов Антирабство рассказали, как проходили занятия, что они получили от участия, а что было для них бесполезным. Имена героев изменены. В конце материала читайте комментарий Алены Владимирской о том, почему те, кому курс действительно помог, не хотят об этом рассказывать.

Отзывы участников онлайн-курсов Антирабство

Елизавета, менеджер

Я пришла на курс «Профориентация для взрослых» с запросом: «Ааа, не знаю, кем быть, куда податься». Я как раз переехала в Петербург и начала искать работу. Но оказалось, что тут рынок труда немного другой, да и я мало чего умею. Названия компаний, где я до этого работала, никому ни о чем не говорили. На тот момент я давно следила за Аленой Владимирской в фейсбуке, поэтому и решилась на курс.

С самой Аленой был один скайп, и мы говорили с ней всего 7 минут.

Все проходит на платформе Антирабства — как обычные популярные курсы. Куратор проверяет домашку и дает доступ к следующему заданию. Куратор — живой человек, с которым мы регулярно созванивались по скайпу. Когда определяешься с направлением, приглашают на скайп с экспертом в этой области. Он задает вопросы более узкого технического плана и выдает заключение: какие скиллы подтянуть, какие не упоминать на собеседованиях. Экспертный скайп проходит с куратором и экспертом, на троих. С самой Аленой был один скайп, и мы говорили с ней всего 7 минут.

Других участников курса я не видела, не слышала и никак не пересекалась с ними ни разу. В процессе учебы приглашают в закрытую группу с вакансиями Антирабства. Для Москвы еще есть опция добавить свое резюме для публикации на странице Алены. Но я в Питере, наша питерская рассылка была один раз, и после нее мне откликов не пришло.

Курс больше подходит тем, кто знает, что хочет куда‑то перейти, в другую отрасль. Например, был механиком, но хочешь стать поваром и не знаешь, как к этому двигаться.

Ну и по итогу якобы получаешь свою карьерную карту, где прописано, куда тебе двигаться. А по факту мне курс не помог. Я была в шоке от переезда и питерской осени — надо было, конечно, к психологу эти деньги отнести. Курс больше подходит тем, кто знает, что хочет куда‑то перейти, в другую отрасль. Например, был механиком, но хочешь стать поваром и не знаешь, как к этому двигаться.

Еще я думаю, что курс предназначен для руководителей и сильных менеджеров. А я простой специалист и карьеру развиваю горизонтально. Экспертизу наращиваю. Поэтому мне многие советы были совсем не в кассу, и многие задания я делала формально. Даже куратор мне говорила: «Ну напишите в ответ на задание хоть что, а я проставлю, что вы его выполнили».

Это хороший курс для сильных специалистов, которые знают, чего хотят, но не знают, как к этому прийти.

А работу я в итоге нашла, но сама и спустя время. Антирабство в этом никак не замешано. Я без претензий к ним, но попросила их писать перед входом на курс людям: «В расстроенных чувствах не приходите».

Екатерина, HR

Даже в 30 люди совершают одни и те же распространенные ошибки: потратить деньги на невостребованное образование, совершить необдуманный и экономически неоправданный переезд в Москву, например. У Алены на курсе профориентации человек осознает, насколько для него подобные вещи применимы, нужны и реализуемы и какие результаты он получит в реальности от своих шагов.

Работа на курсе устроена так: определяемся с целью, потом смотрим уроки и делаем домашние задания к ним. Без сделанного домашнего задания и его разбора в ходе скайпа с куратором и (часто) с Аленой нельзя перейти на следующий урок. Очень много самостоятельной работы, когда тебе необходимо анализировать свои действия, мотивы этих действий, свои умения и набор необходимых навыков лидеров отрасли, в которой ты работаешь. Ты определяешься с направлением своего развития, а Алена его аппрувит с учетом реализуемости на текущем рынке либо где‑то дает фидбек с возражениями. В конечном счете человек должен к окончанию курса самостоятельно осознать свою реальную ценность и способы ее увеличения.

Ребята из Антирабства очень погружены в рынок и могут комплексно сориентировать по перспективам твоих карьерных решений. Это страхует от ошибок, связанных с иллюзиями и заблуждениями, и выстраивает очень реалистичный план, реализуемый во времени. Ну и можно заодно провести верификацию своих целей.

Анастасия, PR

Я не помню, откуда я узнала про Антирабство. Сначала это была Алена Владимирская и мне был интересен ее проект, поэтому я подписалась на рассылку. Мне на почту приходили письма от Антирабства, где они периодически давали скидки. Во время очередной я решила, что надо брать, потому что мне не нравилась моя работа.

Была серия вебинаров, где Алена что‑то рассказывала про карьеру, про типы карьеристов: есть лидер, есть эксперт — к какому вы себя относите? Еще она предлагала сделать определенный ресерч, нам дали задание: 1. Составить список профессий, в которые вы хотите попасть. 2. Найти людей, которые работают в этих профессиях. 3. Опросить их, чтобы развеять мифы — так это и называлось.

Потом состоялась встреча с Владимирской. Мы пообщались 40 минут в кафе. Она говорит очень вдохновляющие вещи, но, если честно, я не нашла существенной разницы между тем, что было у меня, и тем, что она говорит в открытом доступе: когда дает комментарии в «Ведомостях» или когда проводит открытые вебинары.

Возможно, я была слишком независимой и надо было из них выжать по максимуму, побольше задавать вопросов. Мне кажется, для того чтобы составить грамотное резюме, не обязательно на этот курс идти. Я думаю, что есть отдельные люди, которые занимаются этим специализированно.

В итоге я поменяла работу, но нашла ее сама в параллельной сфере. Я тогда работала в журнале, он меня задолбал. Поэтому я решила себя попробовать по другую сторону баррикад и устроилась работать пиарщиком.

Ценю этот курс за то, что мне помогли разобрать резюме. После того, как я откорректировала его согласно их тактике, оно стало лучше. До выхода на новую работу я продолжала ходить по собеседованиям и у меня продолжались переписки с кураторами и онлайн-консультации. А еще перед тем, как идти на очередное собеседование, я сообщала об этом кураторам, созванивалась с ними. Они помогали мне подготовиться с учетом специфики той сферы, в которую я шла. Мы отрабатывали классические вопросы: «Кем вы видите себя через пять лет?», кураторы помогали подобрать правильный ответ, чтобы выгодно себя преподнести.

Потом состоялась встреча с Владимирской. Мы пообщались 40 минут в кафе. Она говорит очень вдохновляющие вещи, но, если честно, я не нашла существенной разницы между тем, что было у меня, и тем, что она говорит в открытом доступе: когда дает комментарии в «Ведомостях» или когда проводит открытые вебинары.

Был еще один минус, о котором хочется рассказать: в курс также входила публикация в витрине кандидатов на стене у Алены Владимирской в Фейсбуке. У нее есть рубрика, где она регулярно публикует списки людей с навыками, чтобы их схантили. Но есть специфика: там чаще публикуют именно тех, кто застрял в топ-менеджменте и хочет дальнейшего развития или хочет поменять сферу. У меня было все совсем не так. Я была совершенно обычным рядовым сотрудником, как большинство людей. И почему‑то до публикации дело так и не дошло. Если говорить в целом об этом опыте, то я считаю, что цена курса слишком завышена. Они, конечно, говорят, что делают участникам постоянное сопровождение в поисках работы, но по факту мне это не сильно пригодилось. Возможно, я была слишком независимой и надо было из них выжать по максимуму, побольше задавать вопросов. Мне кажется, для того чтобы составить грамотное резюме, не обязательно на этот курс идти. Я думаю, что есть отдельные люди, которые занимаются этим специализированно.

Надежда, HR

До обращения в Антирабство я работала менеджером по подбору персонала. В Антирабство пришла, потому что была в тупике. Прежняя работа уже не нравилась, а чем заниматься дальше, я не знала. Были идеи, в какой сфере развиваться дальше, но нужна была подсказка со стороны, в какую сторону двигаться. На курсе у меня был личный кабинет с видеоуроками и заданиями. Я делала задания и отправляла их своему менеджеру. После очередного этапа был скайп с Аленой.

Трудно сказать, что мне дало взаимодействие с Антирабством. Разве что табличку на память с «люблю/не люблю».

Вот какие этапы я прошла в Антирабстве: — написать, что люблю, а что не люблю; — описать идеальный день, идеальную работу; — прикинуть, в каких областях мои навыки и интересы могут пригодиться; — проанализировать эти области, найти людей из этих областей и пообщаться, чтобы снять розовые очки и иметь более реальное представление. Мы так и не определились с областями. Сошлись на том, что все же HR — мое, только позиция у меня начальная, несмотря на то, что до этого я почти 10 лет проработала в этой сфере. Периодически мне присылали более-менее подходящие вакансии.

По моему мнению, это сервис для людей, которые точно хотят оставаться в офисе и не путают понятия «самореализации и предназначения» с «профориентацией», как это сделала я.

Трудно сказать, что мне дало взаимодействие с Антирабством. Разве что табличку на память с «люблю/не люблю». Результат именно от Антирабства я считаю нулевым, так как никуда не устроилась. Но здесь я и беру ответственность на себя. Возможно, я и не хотела никуда устраиваться, а была в поисках самореализации и понадеялась, что Антирабство откроет мне секрет какого‑то чуда. Этого не произошло. По моему мнению, это сервис для людей, которые точно хотят оставаться в офисе и не путают понятия «самореализации и предназначения» с «профориентацией», как это сделала я.

Владимир, исполнительный директор

Я обратился в Антирабство после возвращения с учебы в США. До отъезда работал в пресс-службе РЖД. Мне нужна была помощь в поиске работы в новой отрасли и в новом профессиональном качестве. Антирабство сочетает в себе две услуги: коучинг и помощь в трудоустройстве. Если честно, коучинг был так себе, а задания довольно бестолковые, менеджеры не сильно вникали в мою ситуацию и действовали по шаблону.

Я проходил карьерный коучинг еще во время учебы в США, и там это было совсем на другом уровне. То что происходит в Антирабстве — детская самодеятельность.

Если хочется пообщаться с самой Аленой Владимирской, это дохлый номер. По программе у вас будет одно интервью с ней. На нем она пообещает отличную новую жизнь и познакомить с интересными людьми. Я ждал, но этого так и не случилось.

Для меня Антирабство не сработало. На их месте я бы просто отдельно предлагал карьерный коучинг и отдельно — платные услуги по рекрутингу. Это было бы справедливее.

От работы с Антирабством не получил ничего. Я проходил карьерный коучинг еще во время учебы в США, и там это было совсем на другом уровне. То что происходит в Антирабстве — детская самодеятельность. Я честно делал задания и ждал, когда мы уже дойдем до этапа, где меня познакомят с работодателями и отправят кому‑то мое резюме. Но я сам нашел работу быстрее: прошел собеседование в венчурный фонд, где меня порекомендовали на должность операционного директора в одну из портфельных компаний.

Так что для меня Антирабство не сработало. На их месте я бы просто отдельно предлагал карьерный коучинг и отдельно — платные услуги по рекрутингу. Это было бы справедливее.

Комментарий Алены Владимирской

Алена Владимирская. Источник фото: https://www.facebook.com/alena.vladimirskaya

Алена Владимирская. Источник фото: https://www.facebook.com/alena.vladimirskaya

Мы нашли еще троих героев, которым Антирабство помогло выбрать новую сферу и устроиться на интересную работу, которая им подошла. Но, к сожалению, все они наотрез отказались поделиться впечатлениями. Почему выпускники курса не хотят об этом рассказывать?

— Все очень просто. Людям важно ощущение, что они очень востребованы, что за ними гоняются работодатели и они сами получают новые должности, повышения и зарплаты. Люди не хотят публично говорить о том, что они не сами это сделали, а им помогли. Это как признаться, что ты не совсем успешен. В нашей российской культуре не принято, чтобы тебе помогали психологи, карьерные консультанты, семейные доктора. У нас принято быть сильным, успешным самому. Но человек не может быть успешен во всем самостоятельно. И пока у нас нет культуры консалтинга, признаться в этом будет крайне сложно ровно из тех причин, которые я озвучивала выше.