Инсайт —
глянцевый HR-журнал

Интервью с КЦ «Сезон охоты»: Вероломные методы хедхантинга в соцсетях

Приоткрыть занавес закулисья согласились хедхантеры кадрового центра «Сезон охоты» Анна Думкина, Валерия Катина и Светлана Гелинг. Они настоящие «искатели жемчуга» в паутине социальных сетей, в основном ищут кандидатов из сфер IT, digital, электроники и высоких технологий. Их кандидаты не ищут работу и не нуждаются в ней: это люди, за головы которых на рынке разворачивается настоящая борьба.

— Где и как сейчас охотятся хедхантеры?

Валерия: В соцсетях, они для нас бескрайний океан возможностей и «жирной рыбы». Люди приходят сюда поговорить, поискать полезную информацию, поделиться музыкой, фотографиями и различными ссылками. Для общения по интересам создаются тематические группы. Наиболее раскрученные из них насчитывают тысячи подписчиков, сотни из которых ходят в эти группы, как на работу. Подбросив наживку в подобное сообщество, можно быстро вытащить нужную добычу.

— Наживка – это публикация вакансии?

Валерия: Да. Но это не просто вакансия, а провокационная вакансия. Допустим, мы ищем разработчика NGINX под задачу программирования модулей и API. Такие спецы — крайне редкое явление, и работу они не ищут. Наша задача выманить их. Как змей. Чтобы змею поймать, надо, чтобы она на тебя напала. Для этой цели у нас есть клон-рекрутер в соцсетях. Он довольно узнаваем и популярен. Весьма активен (ведь под ним может сидеть несколько специалистов и строчить посты круглосуточно). И вдруг этот клон публикует провокационную вакансию:

«Друзья! Спешу сообщить, что мы начинаем поиски матерого программиста-NGINX в белую и пушистую компанию с полным соцпакетом и прекрасным коллективом. Заработная плата — 80 000 р.»

Все. Кость кинута.

— Ну и что? А в чем провокация?

Валерия: В заработной плате. Уровень дохода такого профи начинается от 200 000 р. Представляете, что начнется, когда эти спецы узнают про нашу вакансию? А они узнают. Им обязательно ее покажут доброжелатели. На эту вакансию слетится множество разработчиков NGINX со всего мира. Они будут бесноваться несколько суток и напишут комментарии в стиле: «Этому горе-рекрутеру только двор идти подметать» или «Совсем обнаглели, ценности спецов не знают».

Для усиления эффекта вакансию можно сдобрить фразой про печеньки: «Шикарный кофе и печеньки круглосуточно ожидают Вас в нашем офисе!» Пресловутые печеньки это красная тряпка для IT. Они считают, что вот тут‑то их обязательно заставят работать за еду!

Валерия Катина, Светлана Гелинг, в ноутбуке - Анна Думкина

Валерия Катина, Светлана Гелинг, в ноутбуке — Анна Думкина

Чтобы ажиотаж не утихал, а привлекал все более «жирную рыбу», надо поддавать огня. Вступать в диалог и защищать вакансию. Делать это надо уверенно и грамотно, чтобы у людей не возникло сомнений в ее подлинности. Чем больше разгорится срач, тем больше разработчиков увидит вакансию. Чем искусней будет провокация, тем больше разработчики выдадут информации. Ты узнаешь их зарплату, кто из них где работает, какие проекты ведет и т. д.

 — Разве скандал располагает к налаживанию диалога? Вы притянули нужных разработчиков, а что дальше?

Валерия: Скандал заставит их выдать массу информации о себе. Например: «Да у меня ипотека, семья, дети, я в команде Сысоева разрабатывать начинал, а мне тут щавель какая‑то кобыла предлагает!» Автор подобной реплики — особо ценный для нас персонаж. Он стоял у истоков, он опытен, стабилен и сильно мотивирован на работу ипотекой. Он очень интересен, и он сам пришел!

— А как вы его заставите рассмотреть вакансию и вообще начать разговор?

Валерия: Я его просто забаню, но перед этим передам его данные коллеге или напишу ему со своего настоящего профиля. На данном этапе достигнуто главное: спец найден! Даже если разработчик присутствует в соцсетях с головой лисы на аватарке и под псевдонимом, мы из его реплик уже точно знаем, кто он.

— Хорошо. Допустим, вы вычислили в «Фейсбуке» подходящего под вакансию разработчика и готовы с ним поработать. Как его схантить?

Анна: Надо посмотреть, что за человек передо мной. Некоторым можно сразу в личку написать, и тут же завяжется диалог. Перед некоторыми надо танцы с бубнами потанцевать. Я привлекаю без раздражения внимание нужного человека. Внимательно изучаю страничку: что он постит? какие вопросы его волнуют? в каких обсуждениях участвует? Поставлю ему пару лайков, перепощу его материал, оставлю комментарий. Например: «Коллеги! Наткнулась на крайне полезный материал в сети, довожу до сведения, многим должно быть интересно».

Вы же понимаете, что значат для пользователей соцсети такие знаки внимания, как лайк, или «о боже» перепост? Наш разработчик обязательно потянется посмотреть, кто его перепостил. Первый раз, второй, третий. Он меня уже запомнил и если еще не кинул заявку в друзья, то явно испытывает ко мне симпатию. Время подписаться на его обновления и уже на правах «старого знакомого» комментить что‑то на его странице. Внимание привлечено, положительный имидж создан. Вот теперь пишу ему прямо в комментариях: «Тут возник вопрос по интересной для нас обоих теме, могу я задать его в привате?»

Могу, конечно. И задаю. Он мой. Когда между нами установился добрый контакт, человек не посмеет грубо мне ответить. Он выслушает и тем самым даст мне шанс раскрыть все плюсы предложения.

Валерия Катина, Светлана Гелинг, в ноутбуке - Анна Думкина

Валерия Катина, Светлана Гелинг, в ноутбуке — Анна Думкина

— А что делать, если кандидат при всем своем расположении и уважении все же отказывается?

Анна: Я продолжаю работу. «Нет» для меня — это лишь этап, а не повод развернуться и отступить. Я начинаю задавать правильные вопросы и выясняю причины отказа. Прошу кандидата мысленно нарисовать шкалу от 1 до 10 и указать, в каком месте на шкале находится его готовность поменять работу. Чего не хватает для поднятия на следующий уровень? Если проблема разрешится, то кандидат действительно готов принять мое предложение?

Например, в качестве причины называется недостаточный уровень заработной платы. Я выясняю ту сумму, которая устроит и говорю: «Не уверена, что компания может себе позволить такой уровень заработной платы, но если все же она пойдет на это, вы примете предложение?» Если ответ уклончивый, значит, кандидат не причину обозначил, а отделался отговоркой. Значит я рою дальше, что ему надо для счастья. Может, кандидат боится, что не оправдает надежд работодателя. Его хантят, деньги за него платят, а он окажется не такой. Может, ему просто надо откровенно поговорить со мной, как с профессионалом и психологом, и это поможет обрести уверенность. И да, на протяжении всей работы я продолжаю внимательно относиться к публикациям этого человека. Мне не трудно поставить лайк, а ему приятно.

 — Мы слышали, что у вашей команды есть какой‑то особый метод хантинга на профессиональных форумах. Поделитесь?

Светлана: Я регистрирую несколько профилей на форумах с разных IP-адресов на разные электронные почты. Так как имею дело с электронщиками и программистами, стараюсь хорошо запутывать следы, чтобы меня не вычислили. Как правило, один из профилей обязательно зарегистрирован от имени начинающего разработчика. Допустим, я какой‑нибудь Петя Кошкин, джуниор С++. Проявляю активность от имени Пети, поддерживаю профессиональные диалоги, задаю время от времени какие‑то вопросы по компиляторам или библиотекам.

Если проследить историю жизни Пети на форуме, то ничто не характеризует его как хедхантера. Но Петя очень внимательно относится к публикуемым вакансиям. Особенно тем, которые постит какой‑нибудь Вася Собакин. Как вы понимаете, Вася — это тоже я, и моя вакансия несколько провокационная. Задача Пети — привлечь внимание к вакансии, поднять ее рейтинг. Петя может быть недоволен заработной платой, задачами или требованиями. Он цепляется за каждое слово и вступает с Васей в спор. Тем самым Вася и Петя держат вакансию в топе.

Популярные темы на форумах автоматически становятся интересны всем, и рано или поздно в диалог вступит нужный человек и разложит в данной вакансии все по полочкам, потому что он — тот самый профессионал. И тогда уже Светлана Гелинг напишет этому человеку в личку: «Да бросьте вы этих бездарей, вот у меня есть вакансия с более интересными условиями!» Я вас уверяю, на волне эмоционального диалога в 99 % случаев нужный человек попадется в сети и как минимум рассмотрит наш оффер.